Previous Entry Share Next Entry
Национальная стратегия – корень введения в России ювенальных технологий
птенец
gol_olga

В стратегическом, идеологическом и политическом смысле источником ювенального подхода являются современные европейские страны. Оттуда же исходят инициативы по продвижению ювенального подхода в России, которые закреплены в российских документах. Одним документов позволяющим внедрять  ювенальную юстицию в нашей стране, является «Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012–2017 гг.» (далее – Стратегия), принятая 1 июня 2012 г.
Представляя подготовленный документ президенту, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко подчеркнула: «Совет Европы очень настоятельно рекомендует принятие таких стратегий».

В названии Стратегии есть слова «действия в интересах детей». Действия государства в интересах детей можно только приветствовать, однако наивно думать, будто под маской этих красивых слов не может скрываться нечто зловещее. Стратегия рассматривает детей отдельно от семьи, что оправдывает перемещение детей из семьи в семью. В Стратегии есть и прямое указание на ювенальную юстицию, и положения, которые могут быть использованы лоббистами ювенальной юстиции по западному образцу.
Среди задач, обозначенных в документе, – введение в действие существующих международных стандартов защиты прав и интересов детей. Именно в соответствии с этими стандартами Стратегией прописано создание «Системы защиты и обеспечения прав и интересов детей и дружественного к ребенку правосудия»  (раздел VI).

В Стратегии заявлен тезис, что проблема насилия над детьми является одной из самых опасных, и что значительная часть насилия совершается в семье. Это положение и определяет действия властей по реализации стратегии. Неслучайно чиновники расширяют контроль над семьями, демонизируют родителей и увеличивают возможности вмешательства в семью. Именно благодаря этому положению в последней редакции УК РФ родители уже приравнены к тем, кто действует по мотивам вражды и ненависти.

А между тем, тезис о «значительности» количества насилия над детьми в семье опасен. С 2009 до 2013 количество подвергшихся семейному насилию детей выросло с 4122 до 5423, и это, конечно, очень много. Однако удельный вес ­родительского насилия ежегодно составлял всего от 6% до 11,6%, то есть на долю неродительского насилия приходилось от 94% до 88%. Это значит, что несемейное насилие представляет собой куда большую проблему и для детей, и для общества. В семье дети защищены больше, чем где-либо. Но положение о семейном насилии направляет действия по профилактике насилия в семью, тогда как основное насилие совершается над детьми вне семьи. При этом «меры профилактики» в виде телефонов доверия или закона о шлепках способны разрушить семью, поставив этим ребенка в более опасные условия.

С точки зрения идеологов Стратегии, нет никакой разницы между родной семьей и приемной. В стратегии прописана отмена тайны усыновления, а в одном из принципов стратегии – принципе права ребенка проживать в семье – не указано, что это право касается родной семьи. Приоритет воспитания ребенка в родной семье в данном документе не является первоочередным, он указан лишь мимоходом, в одном из пунктов, в котором говорится о профилактике семейного неблагополучия.

В подписанном документе много спорных пунктов, по которым нужно было бы проводить обсуждение. Например, спорным пунктом является правовое просвещение ребенка. Уже сейчас в реализацию просвещения ­ребенка о праве жаловаться на родителей вливаются большие деньги, телефоны доверия ­пропагандируются в школах и биб­лиотеках. Такая пропаганда способствует настраиванию детей против родителей, уменьшает их авторитет и усложняет процесс воспитания.

Некоторые положения Стратегии выглядят красиво, но на самом деле, благодаря своей формулировке, могут стать проводником опасных инициатив. Например, пункт о развитии клиник, дружественных детям, означает, что подростков смогут лечить, не ставя в известность родителей, – это будет провоцировать подростков на безответственное поведение. А формулировку «реализация программ гигиенического воспитания в целях предоставления детям возможности осуществлять информированный выбор в вопросах здорового образа жизни» можно использовать для оправдания информирования ребенка о существовании не двух, а пяти полов, а также для пропаганды половых извращений. Положение о партнерстве во имя ребенка также звучит красиво. Но оно означает, что в отношения между государством и детьми смогут вмешиваться бизнес-структуры. А бизнес, ориентированный на перемещение детей из семьи в семью, заинтересован в этом перемещении, а не в сохранении и укреплении семьи.

В рамках Стратегии семья считается опасным местом для ребенка, которому некуда деться от родителей. Применение заявленных в стратегическом документе ювенальных подходов привело к тому, что многие ничем не виноватые семьи оказались под прессингом опеки, а дети необоснованно были переданы от родных родителей в «замещающие» семьи. Очевидно, что традиционные семейные отношения в России не могут быть реализованы при данной национальной стратегии.

Еще одним спорным пунктом является создание ювенальных судов – «дружественного» детям правосудия. В нашей стране уже несколько лет действуют ювенальные суды в пилотных регионах. Особенностью ювенальных судов является их направленность на обеспечение интересов ребенка, приоритет восстановительного подхода, наличие служб примирения и т.д. Считается, что для обеспечения интересов ребенка-правонарушителя цели пресечения и наказания должны уступать место реабилитации и восстановительным (исправительным) целям.

Отчеты о результатах действия ювенальных судов, их влиянии на динамику детской и взрослой преступности нигде не публикуются. Один из пилотных регионов – Пермский край, где ювенальные суды действуют с 2002 года. Несмотря на данные о том, что детская преступность в этом регионе снижалась (возможно, это следствие практики «примирения»), в 2015 году Виктор Кошелев, начальник ГУ МВД РФ по Пермскому краю, назвал свой регион лидером детской преступности. Однако без обсуждения и обнародования результатов экспериментов по ювенальным судам идет подготовка к внедрению нормы о ювенальных судах в российское законодательство.
Время действия Стратегии подходит к концу, а новую пишут те, кто откровенно ориентирован на Запад. Об этом свидетельствует активизация проювенального лобби, приведшая к закону о шлепках. Создание новой ювенальной стратегии необходимо предотвратить. Именно для того, чтобы помешать ювеналам в формировании нужной им стратегии, по всей стране идут акции Родительского Всероссийского Сопротивления.

В обращении, больше 170 тысяч подписей под которым уже переданы в Администрацию Президента, содержится пункт о встрече президента с родительской общественностью для обсуждения мер, которые помогут предотвратить навязывание России чуждого нам западного ювенального подхода. Обществу необходимо громко заявить о своей приверженности традиционным ценностям и неприемлемости ювенального подхода. Сбор подписей под обращением к Президенту продолжается.

?

Log in

No account? Create an account