?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Равенство и тождество
птенец
gol_olga

Пост родился в результате обсуждения марксовой формулы «Я=Я», обосновывающей коммунизм как всеобщее самосознание человека. Маркс далеко не первый задумывался над соотношением индивидуумов в обществе. Говоря об этой формуле, Маркс называет ее немецкой, т.е. до него эту формулу выводили немецкие философы.Мне сложно сказать, кого именно из философов имел ввиду Маркс – в философских рукописях он об этом не упоминает. Если кто-нибудь мне подскажет – буду благодарна. Маркс в этих рукописях упоминает Людвига Фейербаха, он видит подвиг Фейербаха в том, что тот ставил отношение "человека к человеку" основным принципом теории. Суть отношения «я» к другому человеку Фейербах выразил в том, что «Человек одновременно и "Я" и "ты"; он может стать на место другого именно потому, что объектом его сознания служит не только его индивидуальность, но и его род, его сущность». Еще раньше Йоган Готлиб Фихте в своем произведении «Достоинство человека»писал «Человеческие души стремятся и усиливаются объединиться и образовать один дух во многих телах... Я есмь. Где бы ни ты не жил, ты, что носишь человеческий образ, приближаешься ли ты к животным, под палкой погонщика сажая сахарный тростник, или греешься ты на берегах Огненной Земли у огня, который не сам ты зажег, пока он не погаснет и только плачешь, что он не хочет сам себя поддерживать, являешься ли ты мне самым жалким и отвратительным злодеем, все-таки ты – то же, что и я, ибо ты можешь сказать мне: Я есмь Ты все же мой товарищ, мой брат».

Отсюда ли взято «всеобщее самосознание», которое упоминает Маркс в немецкой формуле «я=я»? Вряд ли. И тут дело даже не в многоэтажности текущего момента, прописанного Фихте. Дело в том, что он отрицает значимость индивида как такового (у Маркса я такого отрицания не помню, наоборот). Ведь далее Фихте пишет: «О, я стоял, конечно, когда-то на той же ступени человечества, на которой стоишь ты теперь, ибо это есть одна из ступеней человечества и на этой лестнице нет скачков; быть может, я стоял на ней без способности ясного сознания; быть может, я так быстро и торопливо над ней поднялся, что не имел времени возвести в сознание мое состояние; но я, разумеется, стоял некогда там, и ты будешь неизбежно там, где я теперь, и продолжится ли это миллионы и миллион раз миллионы лет – что есть время? Ты неизбежно будешь стоять когда-нибудь на той же ступени, на которой я теперь стою; ты будешь стоять на той ступени, на которой я могу на тебя и ты на меня можешь воздействовать. Ты также будешь когда-нибудь вовлечен в мой круг и вовлечешь меня в твой; я признаю тебя также когда-нибудь, как сотрудник в моем великом плане. Для меня, который есмь Я – таков каждый, который есть Я. Как же мне не содрогаться перед величием человеческого образа и перед Божеством, которое, быть может, и в таинственном сумраке, но однако же неизбежно живет в храме, носящем печать этого образа. Земля и небо, время и пространство и все границы чувственности исчезают для меня при этой мысли; как же не исчезнет для меня и индивид? К нему я не приведу вас обратно!»

Фихте утверждает, что высшая цель человечества – стремиться к недостижимой цели, стремясь развить одинаково все способности человека. «Но высший закон человечества и всех разумных существ, закон полного согласия с самим собой, закон абсолютного тождества, поскольку он путем применения к природе становится положительным и материальным, требует, чтобы в индивидууме все задатки были развиты однообразно, все способности проявлялись бы с возможно большим совершенством».

Фихтер считает, что, несмотря на свободное действие природы, природные задатки всех равны в себе, «потому что они основываются на одном чистом разуме», и поясняет, как добиться однообразного развития: «Общественное стремление, или стремление быть во взаимодействии со свободными разумными существами как таковым, включает в себя два следующих стремления: стремление к передаче знаний, т.е. стремление развить кого-нибудь в той области, в какой мы особенно развиты, стремление, насколько возможно, уравнять всякого другого с нами самими, с лучшим в нас, и затем стремление к восприятию, т.е. стремление приобресть от каждого культуру в той области, в какой он особенно развит, а мы особенно не развиты. Таким образом посредством разума и свободы исправляется ошибка, сделанная природой; одностороннее развитие, данное природой индивидууму, становится собственностью всего рода, и весь род дает за это индивидууму то, чем он обладает». Исправление будет достигаться разумом и «следовательно, разум находится с природой в постоянно продолжающейся борьбе; эта война никогда не может окончиться, если мы не станем богами, но влияние природы должно и может стать слабее, господство разума все могущественнее; последний должен одерживать над природой одну победу за другой. Пусть индивидуум в отдельных своих точках соприкосновения удачно справляется с природой, напротив, в остальных он непреодолимо быть может порабощается ею. Сейчас общество объединилось, и все действуют заодно; чего не мог одинокий, того добьются объединенными силами все. Хотя каждый борется в отдельности, но ослабление природы благодаря всеобщей борьбе и победа, которая выпадает каждому в отдельности на его долю идут на пользу всем».

Фихте говорит о борьбе в таком развитии человека – борьбе с помощью разума за развитие тех задатков, которые из-за ошибок природы сами собой развиваются слабо. Маркс же считал, что различие природных дарований у человека есть не столько следствие, сколько причина разделения труда (т.е. природные задатки людей равны), и ратовал за свободное развитие. Он писал не о неизбежной борьбе с природой за равенство, а о возможности единства человека с природой: «в обществе природа является для человека звеном, связывающим человека с человеком, бытием его для другого и бытием другого для него, жизненным элементом человеческой действительности; только в обществе природа выступает как основа его собственного человеческого бытия. Только в обществе его природное бытие является для него его человеческим бытием и природа становится для него человеком. Таким образом, общество есть законченное сущностное единство человека с природой». Может неслучайно, говоря о всеобщем самосознании, Маркс использовал формулу «я=я», а не «я=ты»? Вот существуют, например, два совершенно различных субъекта Х и У. Однако если для субъекта Х  «я=Х+У», а для субъекта У  «я=У+Х», то формула «я=я» будет верной, даже если равенство «я=ты» не будет выполняться. Т.е. «я» и «ты» могут быть нетождественными и равными только в своей роли слагаемых «я».

Буду рада, если мне кто-то подскажет, на кого из философов мог Маркс опираться в выведении этой формулы (гуманитарного образования у меня нет, знаю мало, так что могу ошибаться) – буду благодарна за любые ссылки. Ну и, конечно же, какой взгляд на «правильное» развитие человека лучше – свободное развитие человека или усиленное развитие тех способностей, которые в свободном развитии проявляются слабо – вопрос для дискуссий. Независимо от того, что думал на эту тему Маркс. Свободное развитие – это замечательно. Но вот воля и способность преодолевать лень действительно формируется только в борьбе...

  • 1
У Фихте я=Я, "Я"-большое - это то, что является регулятивом и одновременно рефлексивной инстанцией познания, когда кантовская вещь-в-себе им была упразднена. "Я" существует объективно и "развивает" "я" по законам мышления ("самополагание "я" как необходимый этап каждого акта мысли). Из фихтеанского "Я" вышел Абсолютный Дух Гегеля. Но главный вопрос немецкой классики - не способности человека, а свобода. Свобода, понятая как свобода познания Истины и т.д., т.е. преодоление ограничений, будь они природными, навязанными извне или просто психическими феноменами, такими как лень. А Маркс же из всей плеяды менее всего про способности и про человека говорит, вернее говорит в основном "идеологически". ИМХО
Есть дискуссия на ФБ у Ани Елашкиной - https://www.facebook.com/elashkina/posts/1033563769998784?pnref=story


Спасибо. Там ссылка дискуссии недоступна. Про Фихте я кое-что читала, но мне интересен его текст. Может быть, у вас есть какие-либо ссылки? Вдруг что-то нужное мне найду... Достоинство человека нашла, а в библиотеку сложно выбраться. Про лень у него зацепило - связь с потребностями как благом для преодоления лени. Как еще можно лень преодолевать (не через потребности) интересно. Пытаюсь вспомнить про лень что-то у Маркса и не получается.

Edited at 2015-10-05 05:52 pm (UTC)

Интересные обсуждения у вас происходят!

К сожалению, для полноценного обсуждения надо первоисточники читать. А для этого - нужна библиотека (на которую времени на порядок больше уходит). Потому что в интернете полным полно о философах и их взглядах, но очень мало текстов самих философов.

Основная проблема современности - политики и обыватели постоянно во всех СМИ, с умным видом, рассуждают о лучшем устройстве нормального общества, а сами не знают антагонизмов к понятиям: народ, демократия, толерантность, права, власть, закон, коммунизм, революция, свобода, человек...
Антагонизмы – это не формальные антонимы. В толковых словарях естественных взаимосвязей понятий почти нет. Именно из-за незнания взаимосвязей всех общих понятий каждый политик и обыватель говорит о том, чего не понимает.
R.S.
Попытки создать научно обоснованное мировоззрение общеизвестными классиками были хороши для своего времени, но это были только догадки, а не прямой анализ.
Для создания современного высокоразвитого общества и опровержения плюрализма примитивных идеологий необходим качественный скачок в анализе взаимосвязей действительности.

Вы правы, общий язык - это самое важное. К сожалению, насколько я могу судить по разговорам с гуманитариями и по их суждениям друг о друге, они порой не могут договориться даже об определениях понятий. Каждый хочет действовать в рамках своих определений. А это значит, что они лишены возможности развивать идеи предшественников. Откуда же будет анализ взаимосвязей? Этот анализ обречен быть ограниченным одной головой, в лучшем случае - школой.

Понятно, что практическое руководство страной, когда строился СССР, теоретическим разработкам уделяло мало внимания - сначала надо было выжить любой ценой, затем укрепить, победить, восстановить. А гуманитарии существовали сами по себе, в том числе и те, кому СССР был костью в горле. Делали что хотели. Может, именно поэтому догадки классиков несмотря на огромный практический опыт не были развиты в полноценные теории, способные менять мир (практический опыт не осмыслялся). Кто сейчас будет это делать?

Всё что можно сделать в науке, когда-нибудь сделают и без нас.
Это только вопрос времени.
Хотелось бы при жизни увидеть хоть какое-нибудь развитие систематизации русского языка, за пределами толковых словарей.

  • 1