Previous Entry Share Next Entry
Ловкость рук и никакого мошенничества
птенец
gol_olga

Фонд поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, носит благозвучное название. Потому кажется, что он занимается благородным делом. Однако когда видишь, что он продвигает, понимаешь значение пословицы «когда кажется – креститься надо».

Например, Фонд продвигает тему ответственного родительства и предлагает для определения и сбора статистических данных об «ответственности» родителей ввести показатели детско-родительских отношений. Так вот, в эти показатели, по мнению Фонда, помимо «степени напряжения в отношениях между родителями и детьми» и «частоты использования родителями физических наказаний» необходимо ввести «уровень материальной обеспеченности семьи, ее экономический и потребительский статус». Это как? Высокий потребительский статус – ответственный родитель, низкий – безответственный? Фонд обосновывает введение таких показателей тем, что физические наказания применяют безответственные родители, и что эти наказания могут быть следствием напряженности отношений, а  недостаточный материальный уровень является препятствием для удовлетворения всех нужд ребенка.

Самое интересное, что если судить о количестве безответственных родителей по количеству семей, стоящих на учете в органах опеки, или количеству родителей, понесших административную ответственность, то доля безответственных родителей менее 1%. Это выясняется из исследования «Родителями становятся? Ответственное родительство в современной России», выполненного по заказу Фонда. Так, эксперт из Москвы говорит о 20 семьях из 15 тысяч семей. А эксперт из Ростова-на-Дону – о 36 детях из 36 тысяч детей. Мало! Этак вся работа Фонда по пропаганде ответственного родительства становится ненужной. И становится понятно, зачем нужны такие показатели.

Потому что заводится разговор о скрытой и неявной безответственности родителей. На стр. 51-52 Отчета Фонда о результатах исследования приводятся данные из разговора с экспертами, где эксперты предполагают скрытую безответственность от 10 до 70% всех родителей. Если вводить в показатели безответственности материальный статус, то ничего удивительного, что у 70% родителей может быть не тот потребительский статус семьи, который желателен для экспертов. Заказчик разговора с экспертами – Фонд. Он формулирует вопросы, которые задаются экспертам (в Отчете они не приведены). Ловкость рук и никакого мошенничества!

Это известный прием сторонников ювенальной юстиции – смешивание в одну кучу показателей для сокрытия истинного положения дел в исследованиях. Я уже писала о подобном манипулировании при проведении исследования о распространении «скрытого» насилия над детьми. В том исследовании в одну кучу свалили побои и лишение пищи, назвав это «физическим насилием», а к «психологическому насилию» отнесли любые запреты (от посещения дискотеки до возможности смотреть телевизор). Подвергался или нет ребенок таким видам насилия, оценивали по воспоминаниям людей разного возраста. Респонденты, в том числе и дети старше 11 лет, вспоминали «формы насилия над собой, случившиеся в возрасте 5-14 лет». Так что лишение ребенка мороженного из-за больного горла (или апельсинов из-за аллергии) легко могло сойти за «физическое насилие», а попытки родителей выставить приоритет выполнения домашних заданий перед дискотекой – за психологическое насилие. Неудивительно, что автор исследования утверждал, будто 90% насилия над детьми скрыто от общественности. Сходное манипулирование наблюдается и в данном случае: если назначить нужные показатели, смешав в одну кучу физические наказания, степень напряжения между членами семьи и материальный статус, то нужный процент безответственности родителей будет обеспечен. И Фонд будет при деле – получать гранты за обучение родителей ответственности, и опека без работы не останется – будет ставить на учет выявленные по надуманным показателям семьи. Вот только вряд ли при такой постановке вопроса будет лучше детям.


  • 1
  • 1
?

Log in

No account? Create an account