Previous Entry Share Next Entry
Нестандартный взгляд западного историка на Красную Армию
птенец
gol_olga

Историк Йохен Хелльбек (Jochen Hellbeck) рассказывает о так называемых сталинградских протоколах – интервью с солдатами в разгар сражений и сразу после Сталинградской победы, сделанных Комиссией под руководством историка Исаака Минца. Йохен Хелльбек родился в 1966 году в Бонне. В настоящее время он преподает историю в Ратгерском университете (Rutgers University) в Соединенных Штатах.

Статья в немецкой газете Die Zeit о сталинградских протоколах нетипична для принятой в Германии позиции освещения Второй мировой войны. Причем, Хелльбек указывает, что члены Комиссии работали добросовестно, и хоть сам опрос был «политическим проникновением в армию», он не создает желаемую картину, так как фиксировал всё – в том числе и неудобные для приукрашивания истории моменты, например, расстрелы офицеров за оставленные позиции. При этом Хелльбек подчеркивает, что мнение о том, будто в 62-й армии 13000 солдат были расстреляны своими командирами (о чем говорят некоторые историки), не имеет никаких доказательств и является плодом фантазий. Подтверждаются только сотни расстрелов, но никак не тысячи. Причину фантазий ученый видит в том, что у ученых долгое время не было источников, чтобы исправить свои представления о Красной Армии как об орде безликих и ограниченных недочеловеков, которых можно привести в действие только с помощью насилия.

Что меня заинтересовало в статье, так это утверждение Хелльбека, что «работа Минца была еще пропитана революционным духом 1917 года. В ней присутствовала идея о создании «нового человека», а также вера в то, что любой мужчина, любая женщина в социалистическом обществе должны сознательно относиться к своей роли и при этом активно работать над собой». Хелльбек сделал вывод, что политработники и комиссары «должны были готовить солдат к политическим сражениям, а не добиваться слепого послушания. Поэтому простой солдат мог получить орден за убийство очередью из автомата своего командира, проявлявшего «трусость» и готовившегося сдаться врагу. Идеальный красноармеец сражался, руководствуясь собственными оценками».

Исследование  Хелльбека подтверждает, что в советское время целью ставилось создание нового человека, и обращение большевиков к массам опиралось на повышение сознательности масс, а не на культивирование слепого послушания лидеру, как практиковалось в нацистской Германии. Подробнее о том, какую роль играли массы в фашистской идеологии, я рассмотрела здесь. Гитлер писал: «От солдата мы требуем одного: чтобы он был строжайше дисциплинирован и фанатически верил в правоту и силу нашего дела». А в коммунистической идеологии предполагалось повышение сознательности масс: «авангард угнетенных классов может поднимать, воспитать, обучать и вести за собой всю гигантскую массу этих классов, до сих пор стоявшую совершенно вне политической жизни, вне истории» – писал В.И. Ленин. Нацисты упрощали солдат, коммунисты – поднимали и воспитывали. А исследования Хелльбека показывают, что такое разное отношение к массам внесло свой вклад в победу Советского Союза над фашистами.

Работа по политической сознательности красноармейцев оказалась очень эффективна. Хелльбек указывает на тесную связь солдат со Сталиным и даже считает, что упразднение в 1942 году политкомиссаров было связано с возросшим чувством уверенности относительно Красной Армии – она больше не нуждалась в комиссарах, и растущие количество членов партии среди солдат это подтверждало.

Беседы советских историков с немецкими военнопленными показали совсем другую картину. Хелльбек отмечает, что проводившие интервью специалисты были поражены тем, насколько шаткими были убеждения немцев. Он объясняет это тем, что немцы делали упор на физическую, а не на духовную закалку (неудивительно – ведь Гитлер говорил о необходимости развивать в первую очередь животные качества. В своей книге он писал: «народническое государство будет видеть главную свою задачу не в том, чтобы накачивать наших детей возможно большим количеством "знаний", а прежде всего в том, чтобы вырастить вполне здоровых людей. Лишь во второй очереди будем мы думать о развитии духовных способностей»). Хелльбек указывал, что ариец уже по факту своего рождения считался особым, тогда как коммунистический «новый человек» должен был выделяться за счет образования и преодоления самого себя. «Эта мысль о трансформации постоянно встречается в интервью» – говорит Хелльбек.

Материалы, собранные Комиссией под руководством Минца, не были опубликованы, так как Минц стал жертвой кампании по борьбе против «космополитов» (в результате Минц лишился места в Академии Наук, а собранный им материал попал в архив). Халльбек собирается продолжить работать с этими материалами – в него входят не только беседы с бойцами, участвовавшими в Сталинградской битве, но и интервью с уцелевшими в немецкой оккупации жителями, которые исследователи делали сразу же после освобождения городов.

  • 1
Очень интересный материал. Сильный духом сильнее сильного только физически. Он не боится умирать.

Православие России и идеология СССР постоянно работали с душой человека.Удивление вызывало не только у немцев,но и у всех врагов,воевавших с Россией.

Потому в Великой Отечественной и победили.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account